картинки крыев

2017-10-22 11:50




— Где вы видите себя через 5 лет? — Ну у вас и шутки, товарищ следователь.


Как жизнь? - как у желудя: кругом одни дубы, и каждая свинья съесть норовит. - как у Ленина: не кормят и не хоронят. - как у пуговицы: что ни день - то в петле. - как на корабле: горизонты широкие - деваться некуда; тошнит, но плывешь. - как в сказке: чем дальше - тем страшнее.






Сумел Россию я понять Сумел аршинами измерить Так почему же, твою мать, Теперь в нее я должен верить?


Первое января очередного года справленного в американском уездном городе М. В комнате находятся человек 5 опухших от празднеств людей, из которых 4 туземца и ваш покорный. Из одной из комнат вываливает нечто шумно сопящее, похмельное, потерявшее человеческое достоинство и даже непомнящее ГДЕ ИМЕННО. Это Крис, "звезда микрорайона". Видно, что кегля у него искрит на столько сильно, что между пучками встревоженных пьянством волос аж искры проскакивают! Пробившись через остатки "пира во время чумы" на кухню, он начинает с неподдельным энтузиазмом лечиться от прошлогоднего. Процедура весьма проста - струя холодной воды на свой взъерошенный кочан, сдобренная рюмкой "Абсолюта". Воздев взгляд в потолок и погладив языком шершавое небо он, публично объявив о безрезультатности первого захода, повторяет процесс "холодная вода - холодная водка". Гнидное облегчение и не торопится прийти и облегчить страдания молодого, перепившего накануне Вертера. Тогда его мутный взгляд падает на меня, меланхолично лежащего в немыслимой позе на самодельном ложе из 3-х стульев. Решив отведать заморского средства, Крис озадачивает меня вопросом "а как у вас там от этого дела лечатся?". Не в состоянии вдаваться в детали, я отмазываюсь короткой фразой типа "ну... почти так же, но рассолом". В помутневших глазах Криса мелькает надежда на скорое спасение, и он с вдохновением лезет на задворки хозяйского холодильника, где покоится огромная банка с сиротливо плавающим в холодном рассольчике скрюченным огурцом. Выудив оттуда этот чудом спасшийся огурец, Крис полностью, морально и физически, готов нанести последний сокрушающий удар по терзающему его похмелью. Он склоняется над раковиной, ВЫЛИВАЕТ СЕБЕ НА ГОЛОВУ 2 ЛИТРА ОТМЕННОГО РАССОЛА, ПОСЛЕ ЧЕГО ВСЁ ЭТО ДЕЛО БЫСТРО ЗАПИВАЕТ ЕЩЁ ОДНОЙ РЮМКОЙ ВОДКИ. Я в малых корчах начинаю сползать с самодельного трехстульчатого ложа и только машу руками, ибо делать какие-либо ремарки просто не в состоянии. В душу К. начинают забираться сомнения по поводу правильности применения заморского средства. Поняв, где именно технология была нарушена и кто тому виной, он молча хватает со стола с таким трудом выживший огурец и, отхряпав половину, швыряет его в находящегося в судорогах меня. Потом, сменив гнев на милость объявляет, что способ не так плох, ибо "ему действительно лучше!" Глядя на него, радужно улыбающегося, со слипшимися от рассола волосами и свисающими с ушей пучками укропа, толпа туземцев начинает действительно верить в чудодейственность средства - все бы попробовали, да ничего не осталось.